Архив

Графика

26060376_1684851794878949_4575397808831346146_o
Такий тихий вечір. Ми сидимо в тиші, навіть чутно дихання нас трьох. Навіть чутно як краплі нічного — зоряного світла шурхотять вулицею. Навіть як той сніг, що його вже немає, тихенько падав тиждень тому. Повітря виходить з мене та легкою парою, не помічаючи ніяких меж змішується з вулицею..
Реклама

Ця зима вже інша, вже тепліша та дивніша. Все більше цікавого, та більше хочу-не-хочу є навколо. Тепер можна не тільки спостерігати, а й навіть допомагати, хоча й не довго — кому це потрібно довго стирчати біля того столу на кухні…

26197806_1684878158209646_1923430394435229100_o

Наконец добрался до копиковского блокнота, всё в нем прикольно, только мелкая белая «крошка» на заливках, что даже странно, ведь на не родной бумаге нет таких недостатков. Но процесс затягивает и увлекает.

В путь, в путь, вперед…
1

Может кое-кто себя тут узнает) — это, конечно, случайность.
2Я всё надеюсь найти время сфотографировать нормально картинки — это ненужные надежды, ночное фото, дикая светочувствительность шум, зато есть возможность поделиться.

Спокойной ночи!)

Сегодня с утра деревья скрипели как-то особенно. Птицы не пели, а перекрикивались короткими отрывистыми трелями. Муравьи не вышли на свои ежедневные марши. У нас тоже было непонятное чувство, оно ничего не говорило, просто было. Мы вышли в лес…

Сильный ветер сбивал старые ветки с деревьев, а незнакомое чувство становилось сильнее, и прогулка превратилась во что-то шпионское, мы постоянно оглядывались, ожидая, вот-вот и выскочит на нас какой дурной кабан и придется сидеть на дереве со смехом вспоминая свои страхи и таинственные предчувствия.

В какой-то момент листья сорванные ветром перестали опускаться на землю, а принялись кружить вокруг стволов, словно прощаясь во своими родными великанами, потом к ним стали присоединятся листья уже успевшие привыкнуть к своему одиночеству. Собираясь в стайки они весело носились, облепляя то куст, то кого-нибудь из нас… И тут в направлении нашего движения горизонт зашевелился, лес стал подниматься…

Наш бег наперегонки с листьями, потом с мелкими ветками, невозможно описать, все вокруг стало мелькать — то темно, то светло, и мы будто стали мелькать. Иногда рядом тоже кто-то бежал, и если он спотыкался, то мы хватали его, поднимая, а если спотыкался кто-то из нас, то незнакомые лапы помогали нам… Уже не зная бежим или летим, ворвались в нору и заперли дверь.

Лес выл и стонал, он шептал прощаясь с нами, прощаясь со знакомыми ручьями, холмами, со всем зверьем, что замерло в своих убежищах и тихонечко прощалось в ответ…